Наш Завод

30.08.2013

Наш Завод

Они называют его – наш ЗАВОД, именно так, уважительно и значительно, в официальных случаях – Яйский нефтеперерабатывающий завод или, если попроще, – ЯЯ НПЗ. Казалось бы, один из 36 НПЗ, работающих сегодня в России, что тут особенного, но на самом деле у него собственное, не похожее на других, лицо. А по кузбасским меркам ЗАВОД вообще уникален, потому что он в области единственный, потому что с него в кузбасском крае началась совершенно новая отрасль.

Но, впрочем, всему свое время, а для начала – разговор с Николаем Подавыловым, директором Яйского нефтеперерабатывающего завода. В отрасли три десятка лет, на ЗАВОД, тогда больше похожий на огромную стройплощадку, был приглашен в 2011 году, для завершения строительства и начало пуско-наладочного этапа освоения технологических процессов.

- Николай Михайлович, правильно понимаю, что нынешний День работников нефтяной и газовой промышленности станет самым первым вашим праздником? Ведь год назад завод еще не запустился…

- Для нас, действительно, этот праздник будет первым, потому что раньше мы справляли День строителя. Первую нефть получили в июле 2012 года и с этого времени начали пусконаладку, часть объектов достраивалась параллельно и переходила в пусконаладочный режим. 9 октября можно считать днем рождения Яйского НПЗ, в этот день в присутствии Губернатора Кемеровской области Амана Тулеева на установку первичной переработки нефти была принята первая тонна нефти, до этого был введен в эксплуатацию приемо-сдаточный пункт нефти (ПСП) – узел, через который поставляется нефть на завод по нефтепроводу от системы трубопроводного транспорта «Транснефти», – и мы приступили к полномасштабным наладочным работам.

- То, что произошло, что происходит на заводе, можно назвать делом, о каком можно только мечтать? Что ничего более масштабного в вашей жизни больше может не случиться?

- Лично для меня, думаю, ничего подобного в жизни больше может и не быть. Я приобрел колоссальный опыт, ведь вот оно, чистое поле, и вот он, ЗАВОД, когда по всем трубопроводам, как по артериям потекла не кровь, а нефть. Все ожило, все зашевелилось, хотя в это мало кто верил. Приходили, смотрели: о, нагородить-то вы тут нагородили, но… Даже собственники, мне кажется, не до конца верили. Денег-то, мол, закопали мы здесь много, но вот как это все оживет? Ведь здесь сотни километров трубопроводов, тысячи километров кабелей… Наверное, это были самые интересные годы в моей профессиональной жизни. Вряд ли подобное случится еще раз, ведь трудно поверить, что кто-то решится на столь серьезный проект.

- Почему завод построен именно здесь?

- Выбор места был, конечно, не случаен. Это практически центр Сибири, а ведь ЗАВОД и задуман был, чтобы обеспечить качественными нефтепродуктами для начала Кузбасс, а потом и остальные регионы Сибирского округа. Отсюда около семи километров до магистрального трубопровода «Транснефти» и чуть меньше километра до Транссиба, то есть возможны два способа поставки нефти. Потребовалось только проложить семь километров своего нефтепровода, чтобы по нему нефть поступала на завод. По логистике трубопроводный транспорт гораздо экономичнее и безопаснее, нежели железнодорожный. К тому же по трубопроводу поступает нефть постоянного качества, и легче планировать и прогнозировать качество получаемого продукта.

- По деньгам, вложенным в завод, это небольшой город?

- Прикиньте сами: 16 миллиардов рублей, а, например, себестоимость девятиэтажного здания – несколько сот миллионов… Да, по затратам это город, не очень маленький город…

- Вы помните свой первый день здесь?

- Как вчера. Я много лет проработал на Рязанском НПЗ, наступил момент, когда стало все привычно и скучно, захотелось какого-то драйва и изменений, и тут это предложение… Я как-то очень быстро согласился, семья смирилась… И вот он, октябрь 2011 года, здесь уже стояли резервуары, но не было эстакад, – я побывал на многих подобных предприятиях, но таких технологических эстакад высотой 16 метров, что обеспечивает свободный проход под ними любой техники, облегчая эксплуатацию, не видел… Да, я здесь не с первого камешка, но приехал, считаю, в самый горячий момент, когда требовались чисто управленческие и профессиональные решения, стыковались проекты и постоянно требовалось подключать опыт и даже интуицию. Мы все сделали правильно, все работает…

- Теперь на заводе есть люди, которых, случись еще раз что-то начинать, вы хотели бы видеть в своей команде?

- Вы знаете, каждый человек за этот период в профессиональном плане стал личностью. Главные специалисты, рабочие росли буквально на глазах: это время сумасшедших нагрузок, профессионального роста, создания команды.

- Вы сегодня можете сказать, что коллектив не только собрался, но и сложился?

- Это, наверное, был один из самых сложных моментов в недолгой пока истории завода. Потому что нефтепереработка она аппендицит в Кузбассе, традиционно угольном крае. Людей, подготовленных и обученных, здесь не было, уже при строительстве ЗАВОДА кадровый вопрос был поставлен очень остро. Вы не поверите, но почти двести человек мы взяли прямо с биржи труда – классных специалистов с предприятий других отраслей, в свое время оставшихся без работы. Многие захотели освоить новые профессии, оказались способными к обучению, связали свою жизнь с ЗАВОДОМ. Мы подключили Ачинский техникум и начали там готовить практически все специальности, которые нужны нефтегазовой промышленности – операторов, киповцев, электриков. И когда подошли к ситуации пусконаладки, штат у нас был укомплектован более чем на 80 процентов. Не скрою, квалифицированных специалистов – управленцев и инженерно-технических работников – мы даже переманивали с действующих предприятий. У нас есть специалисты из Орска, с Лисичанcкого, Павлодарского и Рязанского нефтеперерабатывающих заводов. Эти люди смогли организовать работу, обучить кадры, произвести пуско-наладочные работы, ввести завод в эксплуатацию без внештатных ситуаций.

Могу сказать, что в нефтепереработке проблема с квалифицированными инженерно-техническими работниками не только в Кузбассе, но и во всей стране. С одной стороны, отрасль развивается достаточно бурно, с другой – сейчас мы переживаем отголоски периода, когда молодежь не особо хотела учиться, это были девяностые годы прошлого века. Время изменилось, но из профессии выпало целое поколение, образовался вакуум. Тем не менее, на сегодня завод укомплектован на 98 процентов. Конечно, какое-то движение происходит, кто-то уходит, кого-то увольняем, но у нас текучесть кадров не превышает трех процентов. У нас хорошая заработная плата, по Анжеро-Судженску и Яйскому району она самая высокая, в среднем 27 тысяч рублей. А высококвалифицированные специалисты рабочих специальностей, например, старшие операторы, получают около 50 тысяч.

У нас разработана система мотиваций, которая позволяет каждому сотруднику от уборщицы до директора совершенствоваться и расти, получая материальное вознаграждение. Система грейдов – такая система оплаты труда, где каждый сотрудник может мотивированно повышать свой профессиональный уровень, видеть перспективы своего роста. Мотивация позволяет за счет роста профессионального мастерства повышать внутригрейдовые категории и соответственно заработную плату. Такая система позволяет стимулировать профессиональный рост с повышением заработной платы до 25% от базовых ставок.

- Как велик сегодня коллектив завода?

- Если считать без сервисного обслуживания – того, что мы отдали на аусорсинг: пожарная охрана и обслуживание железнодорожной станции, мы решили, что это для нас непрофильная деятельность, – у нас на заводе 420 человек плюс около 150 человек по аутсорсингу.

- Много ли среди работающих местных?

- Именно ни них мы старались сделать акцент. На сегодня у нас процентов 80 – местные кадры. Самородков много, главное, оказалось, помочь им переквалифицироваться. Любой варяг приехал и уехал, а нам бы хотелось, чтобы на нашем предприятии, которое будет здесь работать вечно, и люди трудились подолгу.

В Анжеро-Судженске и Яйском района проживают немногим больше ста тысяч человек. С пуском второй очереди завода количество работающих у нас вырастет до 900, надеюсь, мы их найдем среди местного населения.

Наверное, может быть вопрос, не слишком ли мало людей для такого крупного предприятия. Дело в том, что у нас внедрены передовые методы управления, микропроцессорная система управления (DCS), которая позволяет управлять процессом одному старшему оператору. Человек только контролирует работу электронной системы, которая сама отслеживает технологические параметры и управляет процессом обеспечивая при этом высокую промышленную безопасность процесса и исключает влияние человеческого фактора. При возникновении внештатной ситуации электронная система автоматически переведет установку в безопасное состояние и остановит процесс. У нас современное предприятие, которое позволяет решать очень серьезные задачи очень небольшим количеством классных специалистов.

- Николай Михайлович, если вернуться к началу строительства, многие ли верили, что за четыре года можно построить первую очередь завода?

- Многие не верили, это совершенно точно, потому что это, не побоюсь этих слов, крупнейшее частное предприятие по нефтепереработке в Западной Сибири. Крупнее нету. Другие «частники» и гораздо мельче, и не настолько серьезно и современно технически оснащены.

Хочу порадоваться за акционеров, за губернатора Амана Тулеева, что они увидели, настояли, что этот проект нужен. Что губернатор сказал, как Петр Первый: здесь должен град стоять. Губернатор сказал, и здесь встал этот ЗАВОД. Его воля, желание, помощь, поддержка были в строительстве очень существенными.

И ведь предприятие-то, действительно, соответствует всем современным высочайшим требованиям. Даже по экологии не стоит переживать, что может быть какой-то вред окружающей среде. В резервуарном парке с легкими нефтепродуктами и нефтью все емкости оборудованы понтонами - устройствами, исключающими попадание углеводородов в атмосферу. На наливной эстакаде происходит герметичный налив с рекупирацией паров, это тоже исключает попадание в атмосферу углеводородов… Насосное оборудование, теплообменное оборудование процентов на 80 импортное, ведущих мировых фирм – опять-таки все герметично... Радует, что нам удалось привить культуру производства. Вот пример: когда заходишь на мазутовую эстакаду, можно подумать, что у нас наливают бензин, но никак не мазут, такая там чистота. А на старых заводах в мазуте просто плавают. У нас – закрытая система дренирования, которая позволяет аккумулировать нефтепродукты и возвращать их в переработку.

Даже очистные сооружения у нас конверсионные, от военной промышленности, таких больше нигде нет. Это первые очистные сооружения, которые на выходе дают качество воды рыбохозяйственного значения.

Совершенно искренне утверждаю, что Яйский НПЗ – предприятие XXI века. Заходишь на территорию – и впечатление, что ЗАВОД не работает, потому что нет постороннего запаха. Все, кто приезжает к нам, удивляются: «Где народ-то? Почему никого не видно?! Почему ничем не пахнет?!»

Мы стараемся, чтобы наш ЗАВОД уже в самом начале своего пути был предприятием высокой культуры производства, чтобы был чистым, ухоженным, и, главное, экологически безопасным, не приносил вреда ни окружающей среде, ни людям.

- Если говорить о России, о мире, вы соответствуете лучшим заводам страны?

- Если о России, то мы где-то и превзошли. Сказать всех – некорректно, но многих – безусловно: и по оснащению, и по безопасности. Мы где-нибудь в тройке самых передовых нефтеперерабатывающих заводов России. Мы – современное предприятие, построенное в нашей стране, на котором применены лучшие мировые практики и учтены при разработке проекта и изготовлению технологического оборудования, систем управления, обеспечивающей безаварийную эксплуатацию без поправки на «человеческий фактор».

Если брать последние заводы, которые были построены уже в новом веке, после 2005 года, мы полностью соответствуем европейскому стандарту – и по численности коллектива, и по оснащенности, и по безопасности производства.

- Кто сегодня потребляет продукцию Яйского НПЗ?

- Пока наша продукция – это продукты полученные в результате прямой перегонки нефти, которые могут быть использованы в качестве сырьевых компонентов для процессов дальнейшей переработки и получения современных качественных автомобильных топлив.

Наш мазут полностью соответствует требованиям ГОСТ 10585 и мы производим согласно ГОСТ.

На другие производимые продукты, до пуска второй очереди нами разработаны техническим условия, вся продукция прошла сертификацию в акредитованых сертификационных центрах и соответствует техническим условиям. Наши продукты это легкая технологическая фракция, которая может быть использована в качестве сырья для нефтехимии, топливо технологическое для котельных и судовой технике, а также в качестве сырья для дальнейшей глубокой переработки каталитическими и термокаталитическими процессами для получения высококачественных автомобильных топлив. Наши потребители – нефтехимические предприятия РФ, но большая часть продуктов пока поставляется на экспорт география очень широкая.

- Минэнергетики опубликовало на днях, что в России в ближайшие годы будут построены 22 новых нефтеперерабатывающих завода. Ваш прогноз: не создаст ли это проблемы на рынке нефтепродуктов?

- Мы первыми появились на рынке, освоили его, наработали имидж, так что «новички» нам мало чем грозят. Кроме того, строительство заводов – очень финансово емкое предприятие. Первая очередь нашего завода обошлась в 16 миллиардов рублей, привлечь такие деньги совсем непросто. Строительство второй очереди завода стоит около 25-30 миллиардов, третья очередь – еще 15 миллиардов.

На сегодняшний день нами получена вся разрешительная документация, лицензия на эксплуатацию опасного производственного объекта от Ростехнадзора, под постоянным контролем которого находится предприятие. Концептуально Советом директоров утвержден второй этап развития ЗАВОДА, ведутся работы по проектированию и подготовке документов для строительства второй очереди, и думаю, оно начнется в конце этого-начале следующего года и будет продолжаться полтора года. С пуском второй очереди мы будем получать продукты, соответствующие техническому регламенту и европейскому стандарту Евро-5 и Евро-6. С пуском третей очереди, это 2018 год, у нас появятся автомобильные бензины, также соответствующие высшим евростандартам… То есть мы оказались как минимум на несколько лет впереди, это крайне важно в любом бизнесе.

- Но вот начнут сейчас строить новые заводы и растащат у вас воспитанные да подобранные кадры…

- Я этого не исключаю. Многие, вижу, достигли очень серьезных профессиональных вершин. Конечно, сильно будет обидно, если кто-то решит уходить. С другой стороны, будет радостно за них, что они окажутся востребованными и принесут пользу для отрасли и страны… Наверное, нам надо думать, чтобы на нашем ЗАВОДЕ им было работать интереснее, лучше, чем в любом другом месте, тогда наши люди не станут искать чего-то другого.

- Несколько лет назад звучала невероятная цифра: Яйский НПЗ в год будет платить три миллиарда налогов. Когда это станет реальностью?

- Мы уже платим такие деньги, сумма будет увеличиваться, ведь со строительством второй очереди мы увеличим объемы переработки нефти вдвое, до шести миллионов тонн в год. Кроме того, это новые рабочие места. Когда в депрессивной Анжерке появляется предприятие, дающее тысячу рабочих мест, а с обслугой – еще полторы тысячи, это очень серьезно. Практически в каждой семье кто-то будет работать у нас…

ТЕХПОДРОБНОСТИ

Яйский НПЗ – один из самых масштабных проектов в российской нефтепереработке постсоветского периода, который способен обеспечить диверсификацию экономики Кузбасса, традиционно опиравшуюся на уголь и металл, и дать мощный импульс для дальнейшего развития сибирской экономики. Этот проект позволяет генерировать механизмы инновационной деятельности и внедрения новых технологий с последующим масштабным экономическим эффектом. По размеру инвестиций это самый крупный проект в Кемеровской области, они должны составить 57 миллиардов рублей.

Кузбассу, потребляющему около четырех миллионов тонн нефтепродуктов в год, необходимо было снять зависимость от внешних поставок и снизить стоимость топлива за счет транспортной составляющей (до 15 процентов в себестоимости). Строительство началось четыре года назад благодаря инициативе и энтузиазму руководства новокузнецкой компании «НефтеХимСервис». Идея строительства крупного НПЗ была горячо поддержана губернатором Кемеровской области Аманом Тулеевым, который взял реализацию проекта под личный контроль и на протяжении всего периода строительства оказывал всестороннюю поддержку, осознавая значимость проекта для экономики региона. Областная власть даже выступила гарантом при оформлении кредитной линии Сбербанка РФ для «НефтеХимСервиса». И компания полностью оправдала доверие, досрочно выполнив свои обязательства перед администрацией области по возврату банковской гарантии.

По реализации второго этапа строительства Яйского НПЗ мощность предприятия будет увеличена до шести миллионов тонн нефти в год, а глубина переработки доведена до 92 процентов.

Газета «Кузбасс» 29 августа 2013 г.


Возврат к списку